Шоколадный Петербург.

В конце XIX – в начале XX века около половины кондитерских фабрик располагалось всего в трех губерниях: Санкт-Петербургской, Московской и Харьковской, где выпускали 80% продукции. Для примера — в 1914 году в Санкт-Петербурге было 170 кондитерских шоколадных производств, в Москве — 213, а по всей России — более 600.

Конкуренция была большой, если учесть, к тому же, что крупные кондитерские производства, такие как «Эйнемъ» в Москве или «Жоржъ Борманъ» в Петербурге, производили кондитерских изделий до восьмисот наименований каждый. Современная кондитерская фабрика, для сравнения, производит не более сотни наименований своей продукции. Поэтому неудивительно, что кондитерские фабрики старались изо всех сил как-то выделиться из общего числа, а для этого старались получить титул — «Поставщик Двора Его Императорского Величества».

Герб

Получение звания поставщика Императорского Двора и возможность изображать на своей продукции, на своих товарных ярлыках двуглавого орла считалась очень престижным в дореволюционной России. Наименование «Поставщик Двора Его Императорского Величества» появилось ещё в 1824 году при Александре I. Император Александр II в 1856 году утвердил внешний вид почетного знака, включавший дату присвоения, и порядок его получения.

Какао_ж_б

Рекламная карточка фирмы «Жоржъ Борманъ» с изображением двуглавого орла 

К этому званию стремились все производители потребительских товаров, а не только кондитерских изделий. Это был, как сказали бы сегодня, наивысший знак качества, помимо полученных на Всероссийских ярмарках и Всемирных международных выставках наград и медалей. Недаром на начало XX века насчитывалось не более 40 компаний, имевших такое звание.Поставщик_двора_его_императорского_величества

Номинировали на это звание дважды в год — перед Пасхой и под Рождество. Присваивали его за качество продукции, но если оно ухудшалось, то звание могли отозвать. Кстати, давалось звание лично владельцу фирмы, доказавшему свою добросовестность, и только на время поставок – обычно 8-10 лет,  по наследству оно не передавалось и отменялось при смене владельца фирмы. В 1901 году была создана специальная комиссия, которая утвердила новое изображение знака Поставщика и условия его получения. Под щитом теперь размещалась лента, на которой указывался статус Поставщика. Это было сделано в связи с тем, что к началу XX века почетное звания Поставщик можно было получить и для двора императрицы Марии Федоровны или императрицы Александры Федоровны, или Великих князей и княгинь.

Мишка

Обертка шоколадных конфет «Мишка косолапый» фирмы «ЭйнемЪ»
с изображением двуглавого орла 

Высокая конкуренция заставляла кондитеров кроме изготовления качественной продукции и постоянного совершенствования кондитерских технологий огромное внимание уделять рекламе и упаковке. И если сам шоколад был дорогим удовольствием, то на рубеже XIX и XX века упаковка стоила порой дороже самих шоколадных конфет. Некоторые исследователи считают, что по упаковке шоколада можно определить, в каком городе он был произведен. Говорят, что для Петербурга была свойственна интеллигентная и романтичная упаковка, а для Москвы – купеческая, выглядящая богаче и дороже. Для этого кондитеры привлекали известных художников, например, таких как В.Васнецов, И.Билибин, А.Бенуа, Эммануил Андреев – автор известнейшей обертки шоколадных конфет «Мишка косолапый».

Магазин_ж_борман
Магазин Ж.Бормана в Санкт-Петербурге

Одной из таких петербургских кондитерских фабрик была уже упомянутая фирма «Жорж Борман», располагавшаяся в Петербурге между Английским проспектом и улицей Писарева. Основателем компании являлся Григорий Николаевич Борман, родившийся в семье обрусевшего немца. Он не захотел продолжать фармацевтическое дело отца, а решил стать кондитером. Для этого он в 1862 году открыл на Невском проспекте небольшой магазин с названием «Жорж Борман», где всё производство осуществлялось вручную.Григорий_Борман

Г.Н.Борман (1837-1918)

Но уже в 1866 году он приобрел у немецкого кондитера Генриха Пфейфера фабрику на Английском проспекте, и к 1870 году примитивное шоколадное производство превратилось в фирму, которая на Всероссийской выставке в Петербурге получила бронзовую медаль. В 1876 году Григорий Николаевич Борман удостоился звания «Поставщик Двора Его Императорского Величества». В 1878 году фирма Жоржа Бормана на Всемирной выставке в Париже получила свою первую золотую медаль.

Георг_Борман

Г.Г.Борман (1875-1952)

В 1893 году к семейному делу отца присоединился его сын Георгий Григорьевич Борман, который совместно с отцом преобразовал фирму в товарищество на паях. А в 1896 году открыл кондитерскую фабрику в Харькове и два магазина, один из которых под названием «Ведмедик» существует  до сих пор на Николаевской улице, а ныне проспекте Конституции, в Харькове.

Николаевская площадь, а ныне площадь Конституции основана в 1659 году и является одной из центральных и старейшая площадей города Харькова. С XVII века и до XIX века называлась Ярмарочной площадью, поскольку на ней проходили ежегодные августовские ярмарки. После строительства в 1896 году храма Николая-Чудотворца получила название Николаевской. Собор Святого Николая построен по проекту харьковского епархиального архитектора В.Х.Немкина в русско-византийском стиле. Назван собор во имя святого Николая Мирликийского и находился напротив нынешнего магазина «Ведмедик», интерьеры которого оформлены в стиле «елисеевского» ампира, Жоржа Бормана, основателя Харьковской кондитерской фабрики, на противоположной стороне Николаевской площади. Собор снесён в 1930 году. Старая почтовая открытка начала двадцатого века.

Николаевская площадь в Харькове. Старая почтовая открытка начала двадцатого века

В конце XIX века фирма «Жорж Борман» достигла наибольшего расцвета, а 1900 год для неё стал звездным, когда товарищество получило две золотые медали на Всемирной выставке в Париже. Выдумкам Бормана по продвижению своей продукции не было конца. Он впервые в России придумал продавать шоколад при помощи автомата, а еще предложил идею наглядного производства, поставив посреди торгового зала машину, делающую шоколад.жб

После революции 1917 года фабрика была национализирована и стала называться кондитерской фабрикой имени К.Самойловой. Григорий Николаевич Борман скончался в конце 1918 года в своей квартире в Харькове, а Георгий Григорьевич Борман покинул Россию. В 1920 году он поселился во Франции, в Париже, где открыл кондитерский магазин по адресу Avenue de l’Opéra, 26.

Вид на улицу de l'Opera (Опера) и театр Г

Париж. Avenue de l’Opéra. Старая почтовая открытка начала двадцатого века

В 1877 году петербуржцам пришлись по вкусу аппетитные новинки, которые они попробовали, когда американцы Иосиф Блигкен и Макс Робинсон учредили товарищество и открыли ещё одно кондитерское производство — бисквитную паровую фабрику в Санкт-Петербурге на Измайловском проспекте в нынешнем доме 31 на углу с набережной Обводного канала. Задуманный к производству ассортимент продукции удивлял самых требовательных покупателей: какао, шоколад, печенье, бисквит, мармелад, карамель, конфеты, драже, пастила, пряники, халва и даже вермишель. Через 10 лет к 1888 году компаньоны выкупили в центре Петербурга участок земли на Лиговской улице 38 (сейчас дом 52), где поместили свое поистине уникальное производство. К тому же открыли в самом престижном месте, на Невском проспекте 32, фирменный магазин.

Фабрика_Б_Р

Лиговский проспект. Старое фото

Не обладая сколь-нибудь широкими связями, капиталом и опытом работы в России, рассчитывая только на собственные силы, компаньоны все время совершенствовали свой бизнес. Для экономии они под одной крышей собрали воедино несколько цехов: помимо собственно кондитерского производства, на одной площади была расположена типография для литографии и хромолитографии по жести и бумаге, а также жестяной и лесопильный цех и мастерские по производству упаковки. Таким образом, предприимчивые иностранцы не нуждались в помощи сторонних фирм, изготовляя сладкую продукцию, оформляя и упаковывая ее в одном месте, не имея транспортных издержек. А вот магазинов торговый дом «Бликген и Робинсон» имел на территории России аж 23. Карточка_б_р

Рекламная карточка фирмы «Бликген и Робинсон»  

Напряженная работа подорвала здоровье компаньонов. Так это или иначе, но сначала не стало Блигкена в 1903 году, а через три года и Робинсона. Руководство фирмой взял на себя зять М.Робинсона Илья Исидорович Ратнер, который показал себя очень энергичным и способным руководителем. Для увеличения капитала он организовал в 1911 году «АО шоколадной, бисквитной, конфетной и макаронной паровых фабрик «Блигкен и Робинсон»». В том же году фирма стала поставщиком Императорского Двора. А различными наградами продукция фабрики «Блигкен и Робинсон» удостаивалась за свою историю не раз. Это было и на выставке в Мадриде в 1890 году, и на Нижегородской ярмарке 1886 года, и на Петербургской выставке 1909 года.

Коробка_б_р

Трудности у фирмы появились во время Первой мировой войны, а в 1917 году фабрика, как и многие другие производства, была национализирована и в советское время после многих переименований и специализации на производстве лимонной кислоты превратилась во 2-ю кондитерскую фабрику.

2-я_кондитерская_ф

Лиговский проспект, 52. Современное фото

Еще одно название конфет, а точнее леденцов «ЛандринЪ», пошло от фамилии их производителя Фёдора Ландрина. В стародавние времена такие мелкие разноцветные леденцы, изготовленные из фруктового сока, называли  монпансье, а иногда еще в народе и неверно «монпасье». Почему? Толком никто не знает ответа на вопрос, каким образом родовое имя герцогов Монпансье было присвоено в России леденцам. Одно из предположений такое, что Анна Мария Луиза Орлеанская (1627-1693), французская принцесса королевской крови, герцогиня де Монпансье очень любила подобные конфеты. Назвали их так в России для того, чтобы отличить от российских леденцов – петушков и зайчиков, которые были крупнее, часто на палочке и продавались в основном вразнос на ярмарках и улицах, а не в магазинах. фабрика_Ландрина

Торговый ярлык фирмы «ЛандринЪ»

Существует московская легенда, рассказанная В.Гиляровским, которая гласит, что однажды работающий на кондитерскую Елисеевых и производящий для них леденцы кустарь Федя забыл их завернуть – продавали их, завернутыми в фантик. Те не приняли товар и отправили его домой.  Расстроенный, он остановился у женской гимназии с раскрытым лотком карамелек, а выбежавшие с занятий гимназистки быстро их раскупили, предложив цену по 2 копейки за штуку. Смекнув, что так он заработает гораздо больше, Федя стал торговать леденцами вразнос сам.

Обертка_Ландрин

Обертка шоколадных конфет фирмы «ЛандринЪ»

На самом деле в официальной биографии купца первой гильдии и потомственного почётного гражданина Санкт-Петербурга Георга Матвеевича Ландрина говорится, что был он выходцем из остзейских немцев и начал свою трудовую деятельность приказчиком в известной кондитерской Вольфа и Беранже на Невском проспекте. Обучившись кондитерскому мастерству, Ландрин вскоре стал самостоятельно варить леденцы и продавать их вразнос в Гостином дворе. А в 1848 году в Петербурге по адресу: Екатерингофский проспект, 7-9 (ныне проспект Римского-Корсакова) он начал производить леденцы-монпансье под фирменным наименованием «ЛандринЪ» и упаковывать их в жестяные банки.

Коробка_Ландрин

Коробка леденцов фирмы «ЛандринЪ»

Торговля Георгия Матвеевича складывалась удачно, а после успеха в 1869 году на Всемирной выставке в Париже, карьера пошла в гору, и в 1880 году Ландрин удостоился звания «Поставщик Двора Его Императорского Величества». Однако в 1882 году он неожиданно умирает. Детей у него не было, и дело продолжила вдова — Евдокия Ивановна. В 1890 году, когда она вышла замуж и сменила фамилию на Максимович, фабрику реорганизовали в «Шоколадную фабрику фирмы ЛандринЪ», где стали выпускать конфеты, шоколад и бисквит.

Евдокия_Ивановна

Е. И. Ландрина-Максимович

В начале XX века магазин фирмы «Г.ЛандринЪ», помимо кондитерских на Невском проспекте, находился и в самом центре торговой Москвы: в доме князя Голицына на Кузнецком мосту.

Магазин_Ландрина

Магазин на улице Кузнецкий мост в Москве. Старое фото

В 1912 году фирмой «ЛандринЪ» была построена паровая фабрика на Большом Сампсониевском проспекте, которая вплоть до 1917 производила кондитерскую продукцию, подаваемую, в том числе, и на царский стол. Но после революции не избежала национализации и получила название  3-ей Государственной конфетно-шоколадной фабрики, а в 1936 году ей было присвоено имя А.И.Микояна. В 1966 году фабрика стала головным предприятием Ленинградского кондитерского производственного объединения имени Н.К.Крупской. В 1986 году объединение ликвидировали и преобразовали в комбинат АО «Азарт».

Сборка_Ландрин_Микоян

Основанная в 1853 году выходцами из Швейцарии братьями Конради шоколадная фабрика далеко не всем специалистам известна сегодня. А ведь фабрика «М.Конради» была одной из крупнейших в Санкт-Петербурге. Производство размещалось в собственном доме, являвшимся частью старинной усадьбы братьев Строгановых, на Петергофской дороге. Сеть магазинов располагалась как в Северной столице: на Невском, на Садовой, на Загородном, Суворовском проспекте и Университетской набережной, так и в самом центре первопрестольной — в Верхних торговых рядах, нынешнем ГУМе.

Конради_почтовая_открытка

Старая почтовая открытка начала двадцатого века

После смерти основателя Мориса весь бизнес перешел к его старшему сыну Виктору Конради, который стал купцом первой гильдии, а также потомственным почетным гражданином Санкт-Петербурга. По данным на 1917 год фирма «М.Конради» представляла собой акционерное общество, совладельцами которого были Л.В.Щукин, Г.Г.Ильин, М.Б.Бернштейн, А.М.Гессе и И.И.Ратнер — владелец еще и торгового дома «Бликген и Робинсон».

Конради_реклама

После революции 1917 года известность фамилии Конради была связана уже не с шоколадным производством, которое, кстати, в советский период перестало существовать, хотя частично и было объединено с производством «ЛандринЪ» и получило название 5-ой Государственной конфетной фабрики Ландрина в 1922 году, а с племянником Виктора Конради, названного в честь деда Морисом.

М.М.Конради

М.М.Конради (1896-1947)

Когда началась Первая мировая война, он, будучи студентом второго курса политехнического института, окончил Павловское военное училище и, получив разрешение Императора Николая II, ушел на фронт. Далее он участвовал в Белом движении, служил в Дроздовском полку, а в 1923 году совершил покушение на советского дипломата Вацлава Воровского. Но это, как говорится, совсем другая история.